Главная » Статьи » Книги из вселенной TES » Книги Morrowind

2920, Последнего Года Первой Эры - Часть 2

Месяц Дождя

3 Месяц Дождя, 2920

Холодная Гавань, Забвение

Сота Сил шел так быстро как только мог по почерневшим залам дворца, наполовину заполненным солоноватой водой. Повсюду вокруг него, мерзкие студенистые существа скрывались в тростниках, вспышки белого огня освещали верхние своды зала, прежде чем исчезнуть, и запахи нахлынули на него, вонь гнили и смерти в одно мгновенье сменялось ароматом цветов. Несколько раз он посещал принцев Даэдра в их Забвении, но всякий раз его ждало нечто другое.

Он знал свою цель, и не отвлекался ни на что.

Восемь наиболее видных принцев Даэдра ожидали его в наполовину растаявшей, куполообразной комнате. Азура, Принц Рассвета и Заката; Боэта, Принц Полей; Херма-Мора, Даэдра Знания; Хиркин, Охотник; Малакат, Бог Проклятий; Мехрун Дагон, Принц Разрушения; Молаг Бал, Принц Гнева; Шигорат, Безумный.

Небо отбрасывало измученные тени на собрание.

5 Месяц Дождя, 2920

Остров Артеум, Саммерсет

Голос Сота Сил прозвучал из пещеры, раскатываясь эхом, "Сдвиньте камень!"

Ему немедленно подчинились, откатывая огромный валун, закрывающий вход в Пещеру Грез. Сота Сил вошел, его усталое лицо было измазано пеплом. Ему казалось, что он отсутствовал месяцы, годы, но прошло только несколько дней. Лилата взяла его за руку, чтобы помочь ему идти, но он отказался от ее помощи, с доброй улыбкой покачав головой.

"У тебя ... получилось?" спросила она.

"Принцы Даэдра, с которыми я говорил, согласились на наши условия," просто сказал он. "Бедствия, подобные тем, что выпали Гильвердейлу, должны быть предотвращены. Только через некоторых посредников вроде ведьм или чародеев они ответят на зов людей и мер."

"А что ты пообещал им взамен?" спросил Веллег, мальчик из нордлингов.

"Сделки, которые мы заключаем с Даэдра," сказал Сота Сил, направляясь ко дворцу Яхезиса, чтобы встретиться с Главой Ордена Псиджик. "Не должны обсуждаться с невинными."

8 Месяц Дождя, 2920

Имперский Город, Киродиил

Гроза врывалась в окна спальни Принца, принося запах влажного воздуха, который смешивался с ароматами ладана и трав от курильниц.

"Прибыло письмо от Императрицы, вашей матушки," сказал курьер. "С тревогой расспрашивает о вашем здоровье."

"До чего же у меня беспокойные родители!" засмеялся принц Джуилек с кровати.

"Матери всегда беспокоятся, это для них обычное дело," промолвил Савириен-Чорак, сын Потентата.

"В моей семье все необычно, Акавир. Моя мать-изгнанница боится, что отец подумает, будто я - предатель, рвущийся к власти, и отравит меня," Принц в раздражении откинулся на подушки. "Император настаивает, чтобы у меня был дегустатор, как и у него."

"Повсюду интриги," согласился Акавир. "Вы были в постели уже почти три недели, а все лекари империи ходили здесь, как в бальном танце. По крайней мере, все видят, что вы становитесь сильнее."

"Надеюсь, достаточно сильным, чтобы вскоре возглавить поход армии на Морроувинд," сказал Джуилек"

11 Месяца Дождя, 2920

Остров Артеум, Саммерсет

Посвященные стояли в ряд вдоль арбор логгиа, наблюдая как длинный, глубокий, отделанный мрамором ров перед ними вспыхнул огнем. Воздух над ним колыхался жаркими волнами. Хотя каждый держал себя в руках и на их лицах не было и следа эмоций, как и должно быть у истинных Псиджиков, их ужас был почти так же осязаем, как и жара. Сота Сил закрыл глаза и пробормотал заклинание противостояния огню. Медленно, он перешел через ров, наполненный пламенем, и вскарабкался на другую сторону, невредимый. Даже его белые одежды не были обожжены.

"Заклинание усиливается энергией, которая зависит от уровня ваших знаний, как и все остальные заклинания," сказал он. "Все зависит от вашего воображения и вашей воли. Вам не нужны заклинания противостояния воздуху, или цветам, и после того, как вы использовали это заклинание, вы должны забыть о том, что вам вообще нужно заклинание, чтобы огонь не причинил вам вреда. Но не думайте: противостояние не значит игнорирование реальности огня. Вы почувствуете пламя, его природу, его голод, и даже его жар, но будете знать, что оно не может вам повредить."

Ученики один за другим читали заклинание и проходили сквозь огонь. Некоторые даже брали пламя в руки и давали ему воздуха, и оно увеличивалось как пузырь, а потом стекало по их пальцам. Сота Сил улыбнулся. Они замечательно боролись со своим страхом.

Главный Инспектор Таргаллит выбежал из арки, "Сота Сил! Альмалексия прибыла на Артеум. Яхезис послал меня за тобой."

Сота Сил повернулся к Таргаллиту только на мгновенье, но немедленно понял что случилось, услышав крики. Нордлинг Веллег неправильно прочел заклинание и загорелся. Запах паленой плоти напугал остальных учеников, которые старались выбраться из рва, и тащили его с собой, но склон был слишком крутым, чтобы вылезти. Взмахом руки Сота Сил погасил пламя.

Веллег и несколько других учеников были обожжены, но не слишком сильно. Чародей прочитал исцеляющее заклинание, прежде чем повернуться к Таргаллиту.

"Я скоро приду, а пока у Альмалексии будет время привести себя в порядок с дороги," Сота Сил повернулся к ученикам и ровным голосом сказал: "Страх не разбивает заклинание, но сомнения и неловкость - величайшие враги любого волшебника. Мастер Веллег, упакуйте свои вещи. Я договорюсь, чтобы вас отвезли на материк завтра утром."

Чародей нашел Альмалексию и Яхезиса в кабинете, они пили горячий чай и смеялись. Она была еще красивее, чем он помнил, хотя никогда прежде он не видел ее такой растрепанной; завернувшись в одеяло, она сушила свои длинные черные локоны перед огнем. Когда Сота Сил подошел, она вскочила на ноги и обняла его.

"Ты проплыла весь путь от Морроувинда?" улыбнулся он.

"От Скайуотча на всем побережье идет ужасный ливень," объяснила она, улыбнувшись в ответ.

"Только пол-лиги пути, и здесь никакого дождя," гордо заявил Яхезис. "Конечно, я порой скучаю по Саммерсету, и даже по материку. Все же, я восхищаюсь теми, кто что-то может сделать там. Там слишком много отвлекающего. Кстати об отвлекающем, что это за вести о войне?"

"Вы имеете в виду ту, которая заливает кровью континент уже последние восемьдесят лет, Учитель?" спросил Сота Сил с усмешкой.

"Полагаю, именно о ней я и говорил," сказал Яхезис, пожав плечами. "Как идет война?"

"Мы проиграем ее, если я не смогу убедить Сота Сил покинуть Артеум," сказала Альмалексия, сбрасывая улыбку. Она хотела подождать и поговорить со своим другом наедине, но старик Альтмер подтолкнул ее к началу разговора. "У меня были видения, я знаю что так и случится."

Сота Сил помолчал немного, и посмотрел на Яхезиса. "Я должен вернуться в Морроувинд."

"Если уж ты должен что-то сделать, ты так и сделаешь," вздохнул старый Учитель. "Псиджики не должны отвлекаться. Бушуют войны, Империи появляются и исчезают. Ты должен идти, и мы тоже."

"О чем вы, Яхезис? Вы покидаете остров?"

"Нет, остров покидает море," проговорил Яхезис с мечтательными интонациями. "Через несколько лет, туманы нахлынут на Артеум и мы исчезнем. Мы по природе советники, а в Тамриэле много советников. Нет, мы уйдем, и вернемся, когда снова понадобимся земле, быть может в следующей эпохе."

Старый Альтмер с трудом поднялся на ноги и допил свое питье, прежде чем оставил Сота Сил и Альмалексию одних: "Не пропусти последний корабль."

А год продолжается Месяцем Сева.

Месяц Сева

10 Месяца Сева, 2920

Столица, Киродиил

"Ваше императорское Величество" - начал Его Владычество Версидью-Шайе, открывая дверь в свою комнату с улыбкой на устах. "Я Вас в последнее время не видел. Я полагал, что вы... вероятно, занемогли, вместе с прекрасной Риджей."

"Она принимает грязевые ванны в Мир Корруп" - с тоской ответил Император Риман III.

"Входите же."

"Я уже дошел до того, что могу доверять только трем людям на свете: тебе, моему Принцу и Риджа" - несчастным голосом заметил Император. "Весь мой совет - это просто шпион на шпионе."

"А в чем состоит дело, приведшее Вас сюда?" - спросил Его Владычество Версидью-Шайе с сочувствием, задергивая толстую портьеру. Все звуки, доносившиеся снаружи, немедленно исчезли, как шаги по мраморному полу, так и пение птиц в садах.

"Мне удалось узнать, что знаменитая отравительница, Ормийская женщина из Чернотопья, по имени Катчика была вместе с армией в Каэр Сувио, где мы стояли лагерем, когда мой сын был отравлен, до битвы при Бодруме. Я уверен полностью, что она собиралась убить меня, но, вероятно, возможность ей не представилась" - Император был вне себя. "А совет требует доказательств ее участия в этом деле, до того, как мы вынесем приговор".

"Конечно же, именно так" - задумчиво произнес Его Владычество. "Если кто-то из них замешан, так это вполне естественно. У меня идея, Ваше Императорское Величество".

"Да?" - нетерпеливо прервал его Риман. "Излагай!"

"Скажите Совету, что Вы закрываете это дело, и я вышлю гвардейца, чтобы проводить Катчику, а заодно и проследить за ней. Так мы сможем понять, кто ее союзники, и быть может, осознаем истинные масштабы заговора против Вашего Величества".

"Да" - довольно рыкнул Риман. "Таков и будет общий план. Мы проследим за всей сетью, к кому бы она ни вела".

"Несомненно, Ваше Императорское Величество" - улыбнулся Владыка, освобождая портьеру, чтобы Император мог выйти. В холле снаружи оказался сын Версидью-Шайе, Савириен-Чорак. Мальчик поклонился Императору, перед тем, как войти в покои отца.

"У вас неприятности, отец?" прошептал мальчик- Акавири. "Я слышал, что Императору стало известно про эту, забыл, как зовут, отравительницу".

"Величие ораторского искусства, мальчик мой" - сказал Версидью-Шайе сыну, "...состоит в том, чтобы говорить людям то, что они хотят слышать, и тогда они будут исполнять точно то, что им полагается делать. Я хочу, чтобы ты отнес письмо Катчике, и довел до ее сведения то, что если она в точности не последует инструкциям, она будет рисковать своей жизнью, значительно больше, чем мы".

13 Месяца Сева 2920

Мир Корруп, Киродиил

Риджа роскошно опустилась в горячий, пузырящийся источник, чувствуя, как ее кожа горит, как будто ее каждую секунду касаются тысячи маленьких угольков. Каменный уступ над головой укрывал ее от моросящего дождя, но солнечный свет, падающий под углом, свободно проникал через ветви и листья деревьев. Это был идиллический момент в идиллической жизни, и когда она закончила, она точно знала, что ее красота полностью восстановится. Все, что ей было нужно - это несколько глотков воды. Вода из купальни, хоть пахла превосходно, на вкус отдавала мелом.

"Воды!" - закричала она своим слугам. "Воды, прошу вас!"

Мрачная женщина с повязкой на глазах подбежала к ней и протянула бурдюк с водой. Риджа чуть не расхохоталась от осознания преувеличенной добродетельности этой женщины - сама она нисколько не стеснялась своей наготы... но потом заметила через щель в повязке, что у женщины вовсе нет глаз. Она, должно быть, была из племени Орма, о котором Ридже рассказывали, но раньше она с ними не встречалась. Рожденные без глаз, они превосходили прочих остротой других своих чувств. Она подумала, что Владыка Мир Коррупа держит при себе очень экзотических слуг.

Но через минуту женщина уже скрылась из виду и была забыта. Риджа обнаружила, что ей очень сложно концентрировать свое внимание на чем-либо, кроме воды и солнца. Она вскрыла пробку, но почуяла, что жидкость внутри имеет очень странный, металлический запах. Внезапно, она почувствовала, что она не одна.

"Леди Риджа" - сказал капитан Имперской Гвардии. "Я вижу, вы уже познакомились с Катчикой?"

"Никогда о ней раньше не слышала" - пробормотала Риджа, еще до того, как начала негодовать. "Что вы делаете здесь? Мое тело не предназначено, чтобы на него плотоядно пялились."

"Никогда не слышали о ней, и тем не менее виделись с ней несколько минут назад..." - произнес капитан, поднимая бурдюк, и нюхая содержимое. "Она принесла вам белесый ихор, не так ли? Чтобы отравить Императора?"

"Капитан" - сказал подбежавший гвардеец. "Мы не смогли найти Аргонианку. Она как будто растворилась в лесу".

"Да, это им неплохо удается" - заметил капитан. "Но это уже неважно. Мы узнали, с кем она связана при дворе. Его Императорское Величество будет доволен. Взять ее".

Когда стражники поволокли извивающееся голое тело из бассейна, она закричала: "Я невинна! Я не знаю о чем вы, но я ничего не сделала! Император отрубит вам головы!"

"Да, наверное" - улыбнулся капитан. "Но только в том случае, если он вам поверит".

21, Месяц Сева 2920

Гидеон, Чернотопье

Таверна Свинья и Стервятник была одним из тех удаленных местечек, которые Зуук обожал за атмосферу. Кроме него и его напарника, в таверне были только несколько старых морских волков в затененном кабинете, и они уже почти отключились, перепившись, естественно, не обращая ни на что внимания. Грязь, въевшуюся в пол, можно было ощутить при ходьбе, даже без единого взгляда. Облака пыли повисли в воздухе, неподвижно выделяя солнечные лучи.

"Ты опытен в бою?" спросил Зуук. "Награда хороша для этого предприятия, но риск также высок".

"Конечно, у меня есть практика" - надменно ответил Мирамор. "Я дрался в битве при Бодруме всего два месяца назад. Если вы сделаете все как надо, и Император поедет через Перевал Дожза в назначенный день и при минимальном эскорте, я сделаю то, что нужно. Только нужно быть уверенным, что он не маскируется ни под кого. Я не собираюсь убивать всех караванщиков в округе просто на тот случай, что один из них окажется Императором Риманом".

Зуук улыбнулся, и Мирамор увидел отражение самого себя в широком лице Котринги. Он выглядел точно так, как и должен был выглядеть сам Мирамор: полностью уверенным в себе профессионалом.

"Пойдет" - коротко сказал Зуук. "И тогда ты получишь остальное золото."

Зуук поставил большую шкатулку на стол. И встал.

"Подожди несколько минут перед выходом" - произнес он. "Я не хочу, чтобы ты пошел за мной. Твои наниматели хотят сохранить анонимность, на тот случай, если ты попадешься, и тебя станут пытать".

"Прекрасно" - сказал Мирамор, заказывая еще грога.

Зуук проскакал по искривленным и узеньким улочкам Гидеона, и был рад выбраться за город - как и его лошадь. Главная дорога в замок Гиовез была запружена народом, как и всегда весной, но Зуук знал, как срезать путь по холмам. Быстро проскакав под деревьями, с веток которых свисал мох, и миновав предательские скользкие камни, он прибыл в замок всего через два часа. Не теряя времени, он взлетел по ступенькам в комнату Тавии, на самый верх высокой башни.

"Каково твое впечатление?" спросила Императрица.

"Он дурак" - ответил Зуук. "Но для этого поручения он как раз подойдет".

30 Месяца Сева, 2920

Крепость Тюрзо, Киродиил

Риджа кричала, и кричала, и кричала вновь. В ее камере у нее не было большой аудитории - только тяжелые каменные глыбы, поросшие мхом, но еще вполне крепкие. Стража снаружи была глуха к ее мольбам, как глуха она бывает ко всем заключенным. Император, находившийся за много миль в Столице, был тоже глух к ее заверениям в собственной невиновности.

Но она все равно кричала, будучи даже в уверенности, что ее никто не услышит.

31 Месяца Сева, 2920

Перевал Кавас Рим, Киродиил

Уже прошло много дней, если не недель, с тех пор, как Турала видела лицо человека - Киродиила или же Данмера. Пока она шла по дороге, она размышляла - как странно, что такое необжитое место, как Киродиил, стало самым сердцем Империи - Имперской Провинцией. Даже леса Босмер в Валленвуде были более населены, чем леса в Сердце материка.

Она вспоминала. Месяц или два назад она пересекла границу Морроувинда и вошла в Киродиил? Тогда было очень холодно, холоднее, чем сейчас, но тогда она еще чувствовала ток времени. Стражи на границе были бесцеремонны, но когда при ней не нашли оружия, они согласились ее отпустить. С тех пор, она видела несколько караванов, даже несколько раз ужинала со странниками на их привалах, но не встретила никого, кто мог бы подвезти ее в город.

Турала распахнула шаль, потом закуталась поплотнее. В какой-то момент ей показалось, что кто-то есть сзади, и она обернулась. Никого. Только какая-то птица раскачивалась на ветке, производя звуки, похожие на смех.

Она прошла еще немного, потом остановилась. Что-то происходило. Ребенок в ее животе вел себя неспокойно, но спазм чем-то отличался от обычного. Со стоном она повалилась на край дороги, сжавшись на траве бесформенным комком. Ее ребенок хотел в мир.

Она лежала на спине и тужилась, но ничего не видела из-за слез боли и обиды. Как дошла она до этого? Рожает здесь, в глуши, беспомощная, рожает ребенка, отцом которого является Герцог Морнхолда? Ее крик боли и ярости согнал птиц с окрестных деревьев.

Птица, которая смеялась на ветке, слетела на дорогу. Она моргнула, и птица пропала. На ее месте стоял обнаженный эльф, не такой темный, как Данмер, но и не такой светлый, как Альтмер. Она поняла, что это - Айлейд, Дикий Эльф. Турала закричала, но он держал ее крепко. После нескольких минут борьбы она почувствовала облегчение и потеряла сознание.

Когда она проснулась, первое, что она услышала, был крик ребенка. Он оказался вымыт и лежал рядом с ней. Турала подняла новорожденную девочку, и в первый раз за этот год слезы радости побежали по ее лицу.

Она подняла глаза к деревьям и прошептала: "Спасибо", взяла ребенка на руки и побрела по дороге на запад.

А год продолжился - Месяцем Середины Года.

Категория: Книги Morrowind | Добавил: TALLER (10.04.2012)
Просмотров: 305 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]